Человек, изменивший жизнь югорчан. 70 лет со дня рождения Владимира Карасева

Он прошел большой путь от рабочего на заводе до заместителя председателя правительства Югры. Владимиру Ивановичу Карасеву 3 сентября исполнилось бы 70 лет. Для Ханты-Мансийского округа человек значимый. Именно он и его команда в 90-е годы создали абсолютно новую систему управления ресурсами богатого нефтяного края.

В переломный момент истории нашей страны Владимир Карасев стал связующим звеном между недропользователями и государством. Он думал не только о соблюдении интересов тех и других, но и не забывал о жителях округа. Добиться комфортных налогов, рекультивировать земли, ввести штрафы за сверхнормативное сжигание попутного нефтяного газа в факелах, вкладываться в инфраструктуру городов северного края, развивать науку, построив кернохранилище, отмечать лучших нефтяников на конкурсе «Черное золото Югры» – все его инициативы и сегодня имеют продолжение.

Лихие 90-е. Смена государственного строя. Забастовки, голодовки, рост преступности. С экрана телевизора звучат вопросы: «Каждому из нас хочется жить не только безбедно, но и с чувством гордости за страну, за власть, за себя. Пока живем скверно. И, наверное, каждый задает себе вопрос: «Почему?» Почему в тех же Эмиратах, о которых мы совсем недавно и слыхом не слыхали, нефть обогатила аборигенов настолько, что любая семья может позволить себе нанять гувернантку из Англии или Германии? Почему они, еще вчера слаборазвитая страна, опять же за счет нефти заставили уважать себя весь мир? Почему же мы-то такие бедные?»

Нефтяные короли в долгах. Переход к рыночным отношениям дается тяжело. По недропользователям бьет двойная система налогов: к старым добавились новые.

«Государство, образно выражаясь, отделило мух от котлет и сказало: «Собственность на недра – она государственная, то есть общенародная, и принадлежат они каждому из нас, а компании являются пользователями этих недр», – говорил Владимир Карасев. – И, естественно, была введена платность пользования этих недр. Компании начали платить налоги на право пользования недрами, одновременно сохраняется налог на воспроизводство минерально-сырьевой базы. И я это называю так: сохранилась налоговая система развитого социализма, и добавились еще налоги недоразвитого капитализма».

Владимир Карасев, в 90-е курировавший недропользование в Югре, понимал все проблемы, которые тормозили развитие ТЭК. Как врач, который ставит точный диагноз задыхающемуся пациенту, он знал лекарство, необходимое для спасения. Верил, что можно выстроить новую систему, которая будет выгодна всем: государству, нефтяным компаниям и населению.

«Государство должно взять под свой контроль: а) товарные потоки, б) финансовые потоки внутри компаний, между «дочками» и материнскими компаниями, – считал Владимир Карасев. – Во всех странах отслеживаются даже платежные поручения за каждую партию нефти. К сожалению, у нас почему-то считается, что это рыночная экономика и государство не имеет права вмешиваться».

Мастер дискуссий, он убеждал, доказывал и побеждал. И никогда не боялся критиковать федеральную власть, если ее решения кардинально не устраивали.

«Впрямую органам власти запрещено тратить деньги на геологоразведочные работы бюджетным кодексом. Раз запрещено, кто будет их тратить? Значит, не надо это родной стране. Из федерального бюджета вы соотношение видели: львиная доля денег – на Восточную Сибирь, а часть – на Западную. Западной Сибири остается меньше всех, хотя плотность ресурсов выше», – отмечал Владимир Карасев.

Понимал ценность геологоразведки. Помнил горький пример великого Самотлора – говорил об этом с болью в сердце: «Лозунг «Нефть любой ценой» всегда существовал. То есть за двадцать лет вроде сливки снимем, а потом трава не расти. Уникальное месторождение – Самотлор, одно из единиц во всем мире, в течение двадцати пяти лет превратилось нельзя сказать, что в помойку, но в обыкновенное, простое месторождение с огромными огрехами, плохими горно-геологическими условиями».

Тогда, при действовавшей системе налогообложения, низкой цене на нефть – всего 9 рублей за баррель, спасти Самотлор было нереально. Вопреки всему Владимир Карасев создает документ, аналогов которого в России еще не было. Антикризисный план подразумевает под собой раздел продукции между государством и инвестором.

«Владимир Иванович был очень импульсивным человеком, очень быстрым: быстро принимал решения, быстро разбирался с какой-то проблемой. Но в то же время он умел создать вокруг себя коллектив единомышленников, был интересным собеседником, очень много знал, очень многое изучал», – говорит Наталья Западнова, заместитель председателя думы Югры.

Несмотря на свою эрудированность и начитанность, Владимир Карасев говорил простым языком, понятным каждому человеку. Вот он отвечает на вопрос о запасах нефти в Западной Сибири: «Когда меня спрашивают, на сколько лет хватит, я думаю, ответ понятен: таскать вам не перетаскать, вкалывать вам и нам всем вкалывать».

Еще больше новостей читайте в нашем Telegram-канале
Наши аккаунты в социальных сетях: ВКонтакте Одноклассники